rss Twitter Добавить виджет на Яндекс
Реклама:
     
 
 
 
     
     
 
 
 
     
     
 

Борьба с международной киберпреступностью требует сотрудничества. А с этим есть проблемы

Особенность преступлений с применением ИКТ – в их трансграничном характере, который требует международного взаимодействия. Однако именно с ним есть проблемы, причем после старта СВО эти проблемы еще более обострились. И все же есть свет в конце тоннеля, как рассказали участники дискуссии «Борьба с информационной преступностью: международно-правовые инструменты», состоявшейся в рамках Х Петербургского международного юридического форума. Связаны надежды в первую очередь с разработкой конвенции по противодействию использованию ИКТ в преступных целях – но это игра в долгую.

Как заметил Борис Мирошников, вице-президент Группы компаний «Цитадель», сегодня растущая киберпреступность заботит все человечество. Но таков прогресс: если одна его сторона несет добро и благоденствие, то вторая часть всегда используется злоумышленниками. И разумное поведение предполагает необходимость защиты. Особенность киберпреступлений в том, что они трансграничны, а следовательно, по мнению эксперта, и борьба с ними, и расследования должны объединять разных специалистов в разных странах.

Киберпреступная динамика

Как рассказал Сергей Плохов, заместитель начальника Главного управления международно-правового сотрудничества – начальник организационно-правового управления Генеральной прокуратуры РФ, информационная преступность за последние годы приобрела новые масштабы, которые были обусловлены и пандемией, и появлением виртуальных цифровых активов и валют, и анонимным трансграничным перемещением их, а также расширением цифровизации. И киберпреступники не ограничиваются компьютерными преступлениями: криминалитетом широко используется Darknet, интернет все чаще становится средством для совершения экстремистских деяний, вовлечения молодежи в преступления. И взрывной рост таких преступлений не обошел и РФ. В 2021 году было зарегистрировано 517 тыс. преступлений с использованием ИКТ – это четверть от всех преступлений в стране. При этом еще несколько лет назад речь шла лишь о единицах процентов.

Дмитрий Букин, заместитель директора департамента международной информационной безопасности министерства иностранных дел РФ, озвучил глобальные данные, согласно которым потери мировой экономики от преступлений, совершенных с помощью ИКТ, в прошлом году могли достичь 6 трлн долларов, а к 2025 году – уже 9 трлн долларов. Новые оценки говорят о том, что потери составят 11 трлн долларов. При этом надо учитывать, что  многие предприятия скрывают информацию о том, во что им обходятся действия киберпреступников, так что цифры приблизительные.

Ставка на конвенцию

Дмитрий Букин рассказал, что Россия инициировала процесс разработки международной конвенции еще в 2019 году, внеся в Генассамблею ООН проект резолюции о создании комитета для разработки такого документа. В период пандемии работа несколько застопорилась, а первая переговорная сессия спецкомитета совпала с началом спецоперации, поэтому представители ряда стран пытались российский проект конвенции вывести из процесса, впрочем, как и саму РФ. Но возобладал здравый смысл.

В июле прошлого года РФ представила в спецкомитет уже проработанный проект такой конвенции, задействовавший накопленный опыт в борьбе с организованной информпреступностью, в том числе международной. Российские представители рассчитывали, что на этой базе будет построена работа спецкомитета. Это отчасти так и происходит: г-н Букин рассказал, что оппоненты даже признают, что этот проект проработан лучше других. Соавторами стали Китай, Белоруссия, Таджикистан, Никарагуа и другие страны. Еще ряд стран можно считать единомышленниками: их подходы созвучны или в некоторых моментах идентичны российским: это Иран, Египет, Индия.

Война терминологии

В начале июня состоялась вторая сессия спецкомитета, а всего их будет 6. Так что по планам к середине 2024 года на рассмотрение Генассамблеи будет представлен проект конвенции.  В ходе переговорных сессий выявились несколько проблем. Первая – охват преступлений. Подход РФ, по словам эксперта, в необходимости соответствовать задачам спецкомитета, поэтому речь вести должно про использование ИКТ в преступных целях. Но ряд стран предлагает сузить охват до исключительно компьютерных преступлений. ИКТ шире по определению, поэтому зачастую в качестве инструментов могут использовать телефоны, факсы, спутниковую связь и т.д., а также известные украинские call-центры, которые в последнее время распространили свою деятельность в том числе на территорию стран Евросоюза. Драматически выросло и использование SMS-фишинга.

Сергей Плохов для иллюстрации значимости различий этих двух подходов рассказал, что за 5 месяцев этого года в РФ было зарегистрировано 204 тыс. преступлений с применением ИКТ и лишь 3 с небольшим тыс. из них – компьютерные. По его словам, в РФ создана рабочая группа по противодействию информпреступности, которая занимается как вопросами совершенствования нашего законодательства и практики его применения, так и международным аспектом этого процесса. И в отличие от избранного многими западными странами узкого подхода российский проект конвенции содержит 23 состава преступлений, в том числе несанкционированный доступ к ПД, реабилитацию нацизма, распространения несертифицированных лекарственных средств через интернет и т.д.

К тому же ряд стран – в основном это Западная Европа, заметил г-н Букин, – считают, что необходимо заложить в конвенцию технологически нейтральные термины, это позволит ей долго не устаревать. Логика, по словам эксперта, в этом есть, но в ходе консультаций и переговоров попытки получить конкретные примеры таких нейтральных терминов успехом не увенчались. Очевидно, подытоживает эксперт, расплывчатые формулировки могут мешать сотрудничеству между правоохранителями, но пока этот вопрос остается на столе переговоров.

Еще одна проблема, которая стоит весьма остро и, по словам Дмитрия Букина, пока не решена, это необходимость соблюдения национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела стран. За это выступает РФ, арабские государства, но западные страны говорят о том, что интернет не признает границ, что поднимает вопрос получения доказательств у провайдеров государства без уведомления правоохранительных органов этой страны. А это, безусловно, нарушение суверенитета.

Помоги себе сам

Пока работа над конвенцией идет, Россия пытается решить проблему своими силами. Хотя, как рассказал Сергей Плохов, «запредельный уровень русофобии, который во многих западных странах присутствует, достиг той степени, что некоторые страны отказываются сотрудничать с РФ в сфере правовой помощи». Отказы касаются не только информпреступлений, но и убийств, изнасилований, сексуальной эксплуатации, наркоторговли, т.е. общеуголовных преступлений. Та политика, которую демонстрируют эти государства, шокирует.

Россия же будет продолжать выполнять международные обязательства, и Генпрокуратура открыта к конструктивному взаимодействию на международной арене. В частности, Генпрокуратура уже идет путем заключения соглашений о сотрудничестве: за год подписано более 20 таких документов. Это позитивно сказывается на оказании правовой помощи.

Сейчас запросов на нее много, но большая их часть – из Белоруссии. Это объясняется тем, что белорусские пользователи часто работают на российской сетевой инфраструктуре, поэтому при расследовании преступлений необходимо запрашивать данные у наших провайдеров.

Если резюмировать, то участники дискуссии уверены: на разработку конвенции уйдут годы, а ситуация с киберпреступностью уже сейчас более чем критична. И чтобы процесс противодействия не останавливался, сотрудничать разным странам нужно здесь и сейчас.

Автор: Алена Журавлева (info@mskit.ru)

Рубрики: Регулирование, Безопасность

наверх
 
 
     

А знаете ли Вы что?

     
 

ITSZ.RU: последние новости Петербурга и Северо-Запада

02.08.2022 Российские программисты обсудили безопасность свободного ПО и перспективы импортозамещения

20.07.2022 ИБ: кибервойна еще даже не началась

14.07.2022 Росреестр запустит 11 новых цифровых сервисов до конца года

30.06.2022 Борьба с международной киберпреступностью требует сотрудничества. А с этим есть проблемы

17.06.2022 Прощай романтизм. ИИ стал прикладным

17.06.2022 В инфовойне побеждает не тот, кто прав, а тот, кто стреляет первым

17.06.2022 Комплексное развитие территорий: ГИС в помощь

16.06.2022 Структурные изменения: новый путь Рунета

MSKIT.RU: последние новости Москвы и Центра

02.08.2022 Российские программисты обсудили безопасность свободного ПО и перспективы импортозамещения

20.07.2022 ИБ: кибервойна еще даже не началась

14.07.2022 Росреестр запустит 11 новых цифровых сервисов до конца года

30.06.2022 Борьба с международной киберпреступностью требует сотрудничества. А с этим есть проблемы

17.06.2022 Прощай романтизм. ИИ стал прикладным

17.06.2022 В инфовойне побеждает не тот, кто прав, а тот, кто стреляет первым

17.06.2022 Комплексное развитие территорий: ГИС в помощь

16.06.2022 Структурные изменения: новый путь Рунета

NNIT.RU: последние новости Нижнего Новгорода

02.08.2022 Российские программисты обсудили безопасность свободного ПО и перспективы импортозамещения

20.07.2022 ИБ: кибервойна еще даже не началась

14.07.2022 Росреестр запустит 11 новых цифровых сервисов до конца года

30.06.2022 Борьба с международной киберпреступностью требует сотрудничества. А с этим есть проблемы

17.06.2022 Прощай романтизм. ИИ стал прикладным

17.06.2022 В инфовойне побеждает не тот, кто прав, а тот, кто стреляет первым

17.06.2022 Комплексное развитие территорий: ГИС в помощь

16.06.2022 Структурные изменения: новый путь Рунета