rss Twitter Добавить виджет на Яндекс
Реклама:
     
 
 
 
     
     
 

МЭДО 2.7.1: метод постепенных приближений

В конце прошлого года появилась версия МЭДО 2.7.1 - это новый этап развития системы межведомственного электронного документооборота, ориентированный на оптимизацию взаимодействия по МЭДО в ходе направления и исполнения поручений Правительства РФ. Внесенные в новой версии изменения довольно существенны и далеко не всегда понятны участникам рынка. О том, как проходит переход на версию 2.7.1 и какие новые возможности этот переход открывает, рассказывают Елена Антошечкина, начальник отдела анализа и методологии ГК «ЭОС», и Андрей Шаров, начальник управления системной аналитики ГК «ЭОС» (лидера отечественного рынка систем управления контентом).

- Можно ли считать завершенным переход на МЭДО 2.7.1 на данный момент?

Елена Антошечкина: Ответ зависит от того, что именно понимать под «МЭДО 2.7.1» и под «переходом». И «завершение» кого из участников процесса имеется в виду – регулятора/инициатора, разработчиков информационных систем/СЭД или ведомств, эти системы использующие?

Если под «МЭДО 2.7.1» понимать лишь номер версии формата (схемы) основных видов электронных сообщений МЭДО (напомню, это «Транспортный контейнер» для передачи электронного документа с ЭП, «Уведомление»; «Квитанция») то да, эта версия утверждена (Требования к организационно-техническому взаимодействию государственных органов и государственных организаций, утверждены приказом Минцифры России и ФСО России от 04.12.2021 №667/233), создание этой версии регулятором завершено. И теперь ведомствам можно (и нужно) на неё переходить со старых версий формата. Казалось бы, дело только за разработчиками СЭД – реализуй в своих СЭД новый формат и дело сделано. Но не тут-то было. Для того, чтобы ведомство перешло при обмене по МЭДО на версию 2.7.1 недостаточно лишь наличия такой возможности в СЭД ведомства (хотя, безусловно, это обязательное условие). Необходима готовность не только и не сколько технической инфраструктуры ведомства, но и его организационная и нормативная готовность, а также готовность его контрагентов (не забываем, что речь идет о взаимодействии, а его нельзя реализовать в одностороннем порядке). Текущая ситуация такова – большинство СЭД уже обеспечили техническую (платформенную) возможность обмена по 2.7.1, но некоторые ведомства до сих пор этот процесс завершить не могут по ряду причин.

Таким образом, если о 2.7.1 говорить исключительно как о номере версии формата (схемы) обмена, то переход завершен со стороны регулятора и разработчиков СЭД (по крайней мере, основных игроков рынка отечественных СЭД), со стороны же ведомств процесс перехода продолжается.

Но «МЭДО 2.7.1» – это более глобальная тема, нежели просто номер версии формата. Это, прежде всего, изменение порядка информационного взаимодействия по МЭДО, отраженное в нормативной и регулирующей базе. Что неизбежно влечет за собой необходимость изменения бизнес-логики и технологий такого взаимодействия. И этот процесс в разгаре, причем для всех участников – и регулятора, и разработчиков СЭД, и ведомств.

Так, буквально на днях, первого декабря, вступили в силу новые Правила обмена документами в электронном виде при организации информационного взаимодействия, утвержденные постановлением Правительства РФ от 24.07.2021 № 1264. Эти правила внесли ряд существенных изменений в привычную технологию обмена по МЭДО, в первую очередь – ввели понятие «оператора информационного взаимодействия» и «нормативно-справочной информации» (НСИ). Для разработчиков СЭД это означает необходимость научить СЭД работе по новым правилам – обеспечить возможность обмена с учетом появления у ряда ведомств роли «оператора» (с вытекающими правами и обязанностями), а также возможность работы с единым централизовано ведущимся информационно-справочным ресурсом. В настоящее время регулятор проводит активную работу по подготовке очередного, нового совместного приказа Минцифры России и ФСО России, который будет определять требования, состав, структуру НСИ и технологические регламенты работы с этой информацией.

Так что, если говорить о «МЭДО 2.7.1» в глобальном смысле, переход еще не завершен, более того, он в стадии довольно активного развития. Ожидается, что переломным годом для такого перехода станет следующий, 2022.

Елена Антошечкина

Нормативная трансформация

- Каковы отличия нормативной базы версии 2.7.1 от 2.7?

Андрей Шаров: Это как, глядя в подзорную трубу, уменьшить разрешение оптики – увеличилась область обзора (влияния нормативки) и уменьшилась детализация.

Елена Антошечкина: Сутевые изменения МЭДО довольно существенны, в частности, изменение состава сообщений МЭДО (исключено сообщение типа «Документ», добавлено технологическое сообщение для обмена данными справочников) и введение новых понятий «оператора» и «нормативно-справочной информации». Но подробности этих изменений уже неоднократно обсуждались, поэтому я бы хотела коснуться иного аспекта – общего подхода к созданию новой нормативной базы.

Для наглядности, перечень основных документов, которые претерпели изменения, представим в виде таблицы:

БЫЛО (2.7)

СТАЛО (2.7.1)

Правила обмена документами в электронном виде при организации информационного взаимодействия (утв. постановлением Правительства РФ
от 25.12.2014 № 1494)

Правила обмена документами в электронном виде при организации информационного взаимодействия (утв. постановлением Правительства РФ
от 24.07.2021 № 1264)

Перечень видов документов, предусмотренного Правилами обмена документами в электронном виде при организации информационного взаимодействия, утв. постановлением Правительства РФ от 25.12.2014 № 1494 (утв. Распоряжением Правительства РФ от 02.04.2015 № 583-р)

Технические требования к порядку ведения нормативно-справочной информации при организации информационного взаимодействия (приказ Минцифры России, ФСО России на стадии проекта)

Требования к организационно-техническому взаимодействию государственных органов и государственных организаций посредством обмена документами в электронном виде

(утв. приказом Минкомсвязи России, ФСО России от 27.05.2015 № 186/258)

Требования к организационно-техническому взаимодействию государственных органов и государственных организаций (утв. приказом Минцифры России, ФСО России от 04.12.2020 № 667/233)

Если для версии формата обмена по МЭДО 2.7 нормативная база создавалась «сверху-вниз», т.е. от более высокоуровневых, концептуальных документов, к документам низкоуровневым, предметным и «техническим», то для версии 2.7.1 нормативная база создается и вводится в действие иначе (можно проассоциировать этот процесс с «методом постепенных приближений»).

Так, первым документом, регламентирующим МЭДО 2.7.1, стал приказ Минцифры России и ФСО России от 04.12.2020 № 667/233, который ввёл новую версию формата (схемы) обмена по МЭДО. Это низкоуровневый документ, предназначенный для «технической реализации» в СЭД возможности работы с версией 2.7.1. Более того, если аналогичный приказ для версии 2.7, помимо описания схем, содержал дополнительные требования к порядку и бизнес-логике взаимодействия (в частности, к порядку проверки электронных документов при отправке и получении, к визуализации графических элементов регистрационных данных и ЭП документа), то новый приказ для версии 2.7.1, по сути, является текстовым описанием схем обмена. С одной стороны, это делает документ более стабильным в условиях изменений требований бизнес-логики взаимодействия (не потребуется его пересматривать, пересогласовывать и переутверждать), с другой – делает его «пустым» с точки зрения той же бизнес-логики и требует наличия других, уточняющих документов.

И неизбежно следующим стал высокоуровневый документ – Правила обмена документами в электронном виде при организации информационного взаимодействия. В нем описаны правила и порядок обмена по МЭДО с использованием новой версии формата. Этот документ ввёл понятия «оператора» и «нормативно-справочной информации» (НСИ) и дал толчок к дальнейшему развитию нормативной базы, т.к. для технической реализации положений новых Правил необходим документ соответствующего уровня и содержания.

Таким документом станет новый совместный приказ Минцифры России и ФСО России, утверждающий состав, формат, структуру технологических сообщений МЭДО для обмена НСИ, а также регламенты взаимодействия организатора, операторов и участников информационного взаимодействия при обмене НСИ. В настоящее время документ находится на стадии проекта.

И, судя по темпам и планам развития направления МЭДО, процесс разработки нормативной базы еще будет продолжаться.

Бизнес-логика

- Как эти отличия отразились на бизнес-логике МЭДО?

Елена Антошечкина: Особенности создания нормативной базы для МЭДО 2.7.1 отразились не сколько на бизнес-логике непосредственно МЭДО, сколько на процессе реализации соответствия требованиям этой новой нормативной базы.

В частности, утверждение версии формата обмена 2.7.1 стало толчком к началу реализации в ведомственных СЭД возможности обмена по новой схеме. Однако, СЭД – это не калькулятор, и для полноценной реализации функционала недостаточно наличия только формулы (схемы), необходимо понимание порядка взаимодействия и бизнес-процессов – где и при каких условиях появляется та или иная информация, как она используется и обрабатывается, как передается, принимается и интерпретируется. Поэтому реализация в СЭД новых требований МЭДО выполняется постепенно, по мере наполнения нормативной базы.

Андрей Шаров: С точки же зрения внутренней бизнес-логики МЭДО, на сегодняшний день есть две новости. Первая – пропала возможность передавать по МЭДО копии бумажных документов. Из формата удалили ту часть, которая это позволяла – и сделали это излишне поспешно. Жизнь показала, что пока без обмена «сканами» бумажных документов не обойтись – это заметно ограничивает область применения МЭДО, поэтому предпринимаются попытки найти лазейку для легализации такой возможности в новом формате.

Вторая новость – появился процесс взаимного обмена участников уведомлениями. В прошлых версиях формата уведомления направлялись в качестве извещения о произошедшем с документом событии. Теперь же участники могут много раз взаимно обмениваться уведомлениями по направленному ранее документу – речь о появившемся в формате 2.7.1 уведомлении о постановке документа на контроль. Это новый для МЭДО деловой процесс.

Но очень скоро в МЭДО появятся совершенно новые явления – операторы, централизованные справочники – это относительно новая для бизнес-логики МЭДО область.

Андрей Шаров

- Какие изменения в МЭДО новой версии уже произошли?

Елена Антошечкина: Уже свершившимся фактом можно назвать переход на новую версию формата обмена (2.7.1) подавляющего большинства участников информационного взаимодействия. Остальные нововведения – в процессе.

Перспективы и роли

- Каковы перспективы развития МЭДО? Какие роли поменялись, почему, и в чем их специфика? Зачем введены новые справочники? Что эти блоки меняют?

Елена Антошечкина: В ближайших планах развития – обмен по МЭДО для органов и организаций, не имеющих собственных шлюзов/узлов МЭДО, и работа с единой для всех участников обмена «нормативно-справочной информацией» (НСИ). Нормативно эти возможности предусмотрены новыми Правилами обмена документами в электронном виде при организации информационного взаимодействия.

Рассмотрим эти моменты подробнее.

В рамках обмена по МЭДО 2.7.1 предусмотрены 3 роли. Первая роль - это организатор, в функции которого входит общее регулирование обмена по МЭДО и централизованное ведение НСИ. Функции организатора выполняет ФСО России. Вторая роль – оператор, ведомство-владелец шлюза/узла МЭДО, представляющий свой шлюз для обмена участникам, не имеющим собственного шлюза. Третья – участник, ведомство, осуществляющее обмен по МЭДО с использованием собственного шлюза или шлюза оператора.

Ранее, при обмене по 2.7, понятие «оператор» отсутствовало, а под «участником» понимались ведомства, имеющие шлюзы/узлы МЭДО (формально, только такие ведомства и могли обмениваться по МЭДО). Сейчас официально признана возможность предоставления своего шлюза для обмена другим участникам и возможность обмена с использованием «чужого» шлюза (разумеется, при выполнении ведомствами требований включения в состав операторов и участников).

Следующий момент – НСИ должна централизовано вестись организатором МЭДО (ФСО России) и использоваться участниками при обмене по МЭДО. Обмен данными НСИ предполагается по МЭДО в форме технологического сообщения (новый вид сообщения МЭДО).

Использование при информационном взаимодействии единых справочных позволяет минимизировать риск несоответствия и рассогласования данных у участников взаимодействия. Можно забыть о такой проблеме, как разные наименования одной и той же организации в СЭД разных ведомств. Кроме того, одно дает возможность унифицировать и автоматизировать бизнес-процессы взаимодействия, создать типовые бизнес-процессы и использовать всеми участниками взаимодействия. В целом это ведет к оптимизации взаимодействия, но, безусловно, реализация такой возможности требует усилий.

- Как все эти изменения отражаются в функционале СЭД?

Елена Антошечкина: Информационное взаимодействие по МЭДО заключается в обмене электронными сообщениями, которые формируются (при отправке) и обрабатываются (при получении) в СЭД взаимодействующих сторон обмена, поэтому изменения порядка обмена невозможны без соответствующих изменений функционала СЭД.

При появлении нового бизнес-процесса или новой сущности в рамках уже существующего бизнес-процесса СЭД надо научить работать с этим процессом и сущностью. В частности, для того, чтобы СЭД могли обменяться технологическими сообщениями с данными НСИ, необходимо научить СЭД отправляющей стороны формировать такое сообщение из данных своих справочников, а СЭД принимающей стороны – принимать и потреблять (понимать и применять) полученные данные.

Так что претворение требований нормативной базы в жизнь требует времени и трудозатрат по доработкам СЭД взаимодействующих сторон.

- Какой нормативной базы на данный момент не хватает для реализации МЭДО 2.7.1?

Андрей Шаров: Непосредственно для МЭДО, действующая и планируемая в ближайшее время нормативная база, в целом, выглядит достаточной. Пожалуй, стоило бы её дополнить методическими указаниями регуляторов, в которых отразить технологические моменты, исключенные из текстов утвержденных документов – правила и последовательность проведения форматно-логического контроля сообщений, требования к форматам электронных подписей и т.д.

А вот бизнес-логика «окружающего пространства» – деловых процессов участников обмена, явно требует доработок нормативного регулирования. Понимания видов передаваемого по МЭДО контента – электронных документов, электронных копий документов, других сущностей – на сегодняшний день явно недостаточно и не с чем свериться, что вызывает массу интерпретаций, часто не очень логичных. Похожая ситуация с обменом по МЭДО документами с ограничительной пометкой «ДСП»: задачи по такому обмену ставятся, даже программные решения выпускаются, а опереться с точки зрения нормативной базы не на что, действующая нормативка очевидно отстаёт от современных реалий.

Да, изменения в соответствующие нормативные положения уже анонсированы, проекты подготовлены, но когда они вступят в силу пока неизвестно, а обмен по МЭДО идёт прямо сейчас.

Елена Антошечкина: Я бы сказала, что дело тут не столько в количестве или составе документов, сколько в качестве и готовности авторов нормативной базы это качество улучшать, оперативно реагируя на потребности отрасли.

Как уже было сказано выше, часть ранее присутствовавших в нормативной базе МЭДО положений из новых документов исключена, но деловой процесс-то сохранился. В отсутствии централизованной регламентации, правила этому процессу будут определять участники обмена самостоятельно, исходя из собственного «отраслевого» понимания, опыта взаимодействия по МЭДО, технических особенностей и ограничений своих информационных систем. А это неизбежно приводит к противоречивым толкованиям и конфликтным ситуациям. Поэтому от регулятора ожидается, в идеале, профилактика подобных ситуаций – отражение в нормативной базе ключевых для взаимодействия моментов, а в случае невозможности заранее это предусмотреть – оперативная реакция в виде поддерживаемых в актуальном состоянии методических рекомендаций и ответов на «часто задаваемые вопросы».

Заверяющая подпись

- Понятие «заверяющая подпись» на данный момент вызывает вопросы у многих. В связи с чем вокруг этой темы много вопросов? Какова особенность применения заверяющей подписи?

Андрей Шаров: Понятие заверяющей подписи в области МЭДО впервые появилось в действующем совместном приказе, в предыдущих версиях такой сущности явно прописано не было. И сразу обросло мифами и интерпретациями, часто ошибочными. А попытка разъяснить свойства и особенности заверяющей подписи, предпринятая регуляторами, ещё больше всех запутала. Давайте попробуем разобраться.

Миф №1 – заверяющая подпись – это технологическая ЭП транспортного контейнера МЭДО.

Это не так. Понятие заверяющей подписи в тексте совместного приказа применяется как один из вариантов подписи должностного лица под документом, наряду с утверждающей и визирующей подписями. Технологическая ЭП, электронная подпись транспортного контейнера – совершенно другая история.

Миф №2 – заверяющая подпись – это электронная подпись организации.

Тоже не верно. В паспорте транспортного контейнера МЭДО электронная подпись документа – не самостоятельная сущность, а часть блока метаданных, описывающего должностное лицо, поставившее свою подпись под электронным документом. Именно должностное лицо, а не организацию. Поэтому в рамках МЭДО заверяющая подпись – это подпись должностного лица и никак иначе.

Миф №3 – в штампе заверяющей электронной подписи должны отображаться только сведения об организации, а не о подписавшем документ должностном лице – владельце сертификата.

Это даже не миф, а мнение одного из регуляторов электронного документооборота, воспринятое другими участниками МЭДО как повод делать так же. Не станем тут обсуждать, что побудило регулятора к такой интерпретации, просто процитируем раздел 5.23 ГОСТ Р 7.0.97-2016 «Требования к оформлению документов»: «Отметка об электронной подписи в соответствии с законодательством Российской Федерации включает фразу «Документ подписан электронной подписью», номер сертификата ключа электронной подписи, фамилию, имя, отчество владельца сертификата, срок действия сертификата ключа электронной подписи».

 Отметка об электронной подписи в соответствии с законодательством Российской Федерации включает фразу «Документ подписан электронной подписью», номер сертификата ключа электронной подписи, фамилию, имя, отчество владельца сертификата, срок действия сертификата ключа электронной подписи

Полагаю, комментарии тут излишни.

Что же касается особенностей применения – это вопрос не про МЭДО. Нормативка МЭДО не предъявляет дополнительных требований к правилам применения реквизита «подпись», да и не должна – у неё другая область регулирования. Например, сообщение МЭДО, содержащее только визирующие подписи, может полностью соответствовать требованиям версии 2.7.1 формата обмена, МЭДО к такому сообщению претензий не имеет. Но такое сообщение нельзя признать электронным документом с точки зрения ОРД – не хватает обязательного реквизита, утверждающей подписи.

Та же история с заверяющей подписью: правила её применения за пределами области регулирования МЭДО и определяются деловыми процессами участников обмена.

- Ждут ли нас какие-то изменения в отношении МЭДО с начала 2022 года?

Елена Антошечкина: Да, в отношении МЭДО предстоящий 2022 год обещает быть интересным.

Правила обмена документами в электронном виде при организации информационного взаимодействия, вступившие в силу с 01.12.2021, определили потребность в реализации обмена по МЭДО с использованием «операторов».

Также уже анонсирован выход нового приказа Минцифры России и ФСО России, утверждающего технические требования к порядку ведения нормативно-справочной информации при организации информационного взаимодействия. Реализация положений этого приказа – обеспечение обмена по МЭДО данными НСИ – намечена на 2022 год.

Так что ведомствам пора начинать готовиться к этим изменениям, планируя работы по реализации организационной, нормативной и технической готовности. В части технической готовности к новым требованиям МЭДО работы следует проводить совместно с разработчиками своих СЭД на основе договоров развития или сопровождения.

Автор: Алена Журавлева (info@mskit.ru)

Рубрики: ПО, Регулирование, Управление документами

наверх
 
 
     

А знаете ли Вы что?

     
 

ITSZ.RU: последние новости Петербурга и Северо-Запада

26.01.2022 Xiaomi начал продажи Redmi Note 11

26.01.2022 Аналитики Gartner: к 2025 году выбросы углерода гиперскейлерами будут определять решения о покупке облака

24.01.2022 Шанхай получил звание smart city №1 на 2022 год

21.01.2022 Геополитика взяла верх над здравым смыслом

21.01.2022 Мегатенценции и государство как трендсеттер. «Ростелеком» смотрит в будущее

19.01.2022 Расходы на ИТ в 2022 году вырастут на 5%

18.01.2022 Смартфоны вошли в топ-5 атрибутов привычного дня россиян

14.01.2022 Рынок ПК: Gartner, IDC, Canalys

MSKIT.RU: последние новости Москвы и Центра

26.01.2022 Xiaomi начал продажи Redmi Note 11

26.01.2022 Аналитики Gartner: к 2025 году выбросы углерода гиперскейлерами будут определять решения о покупке облака

24.01.2022 Шанхай получил звание smart city №1 на 2022 год

21.01.2022 Геополитика взяла верх над здравым смыслом

21.01.2022 Мегатенценции и государство как трендсеттер. «Ростелеком» смотрит в будущее

19.01.2022 Расходы на ИТ в 2022 году вырастут на 5%

18.01.2022 Смартфоны вошли в топ-5 атрибутов привычного дня россиян

14.01.2022 Рынок ПК: Gartner, IDC, Canalys

NNIT.RU: последние новости Нижнего Новгорода

26.01.2022 Xiaomi начал продажи Redmi Note 11

26.01.2022 Аналитики Gartner: к 2025 году выбросы углерода гиперскейлерами будут определять решения о покупке облака

24.01.2022 Шанхай получил звание smart city №1 на 2022 год

21.01.2022 Геополитика взяла верх над здравым смыслом

21.01.2022 Мегатенценции и государство как трендсеттер. «Ростелеком» смотрит в будущее

19.01.2022 Расходы на ИТ в 2022 году вырастут на 5%

18.01.2022 Смартфоны вошли в топ-5 атрибутов привычного дня россиян

14.01.2022 Рынок ПК: Gartner, IDC, Canalys